Широкова Инна (art.rin.ru)

Инна Алексеевна Широкова прежде всего художник-портретист. С 1965 года за нею остается эта слава. Тогда недавняя выпускница Горьковского художественного училища впервые стала участницей Второй выставки «Советская Россия», показав портрет «Оля». Природное чувство острой формы и сейчас помогает ей выделять в окружении людей с незаурядной внешностью, печатью яркого характера. Они-то и становятся героями произведений портретиста. При близком знакомстве Инна Алексеевна определяет любимые занятия, пристрастия, интересы модели и, будьте уверены, может все отразить в живописи.

Благодаря общению с Инной Широковой одни навсегда остаются в «портретном возрасте», другие — «вырастают» и в жизни и на холстах, но так или иначе входят в портретную галерею, ею создаваемую.

Вот и сейчас к Четвертой персональной выставке по случаю 60-летия художника за год написано 20 портретов. Предполагается очередная удача — «Портрет художника Александра Мочалова», «Портрет Ольги Симоновой», «Лена в русском костюме»… Творческая личность в артистической среде — излюбленный материал для Широковой. И пусть кто-то скажет, что главное для Инны «быть декоративным» — украшать общество, а она мечтает живописать «бомжа». Да и настоятельница женского монастыря матушка София уже притягивает в портрете, как монументальностью образа, так и теплотой, ласковостью взгляда.

Молодежь всегда была интересна для Инны Алексеевны. Повзрослел сын, в мастерскую приходят внуки и их друзья. Дети и подростки, самая живая непосредственная натура, соответствуют оптимистическому настрою и темпераменту Инны Алексеевны, которая остается заразительно молодой.

Для нее семья — «кошаки» и собака. И, пожалуйста, не возмущайтесь, знатоки форм: домашнее зверье Ева, Рыська и Василий Палыч действительно такие упитанные, что кажутся в картинах художника надутыми, игрушечными — и все идет от любви, нежности, бережливых отношений между членами семьи. Подлинной хозяйкой в доме и в мастерской со времен Инниного детства остается собака. Меняются порода, окрас, модельная стрижка, встречается разный собачий характер, но периоды жизни связываются с Мишуком, Эллой, Евой … Собака присутствует в портрете, согласуется с тихой жизнью вещей в натюрморте, наполняет движением пейзаж.

Своеобразие характера и творчества Инны Алексеевны сказывается в том, как она подходит к созданию произведений бытового, а еще более точно «праздничного» жанра. Унылых картин она не пишет. Все, что художник любит, соединяется в пределах одной композиции. Дорогие люди, кошки и собаки, элементы натюрморта оказываются на фоне зимнего или осеннего пейзажа, и прекрасное мгновение запечатлевается кистью. Народное гуляние, театральное представление, встреча с друзьями длятся недолго, но художнику хочется сохранить на холсте праздник души.

Во все времена Инна Широкова писала русскую баньку. Прекрасно, когда модель не боится себя обнаженной, еще лучше, когда позирует с настроением. Живописец это чувствует, и появляется композиция целомудренно-трогательная, или вызывающе-смелая, или по-кустодиевски чинная.

Где подлинно раскрывается Инна Широкова как ценитель и знаток народного искусства, так это в натюрмортах с расписной посудой, игрушками, бумажными цветами. Дымковская игрушка может доминировать, задавать тон своей веселой гармонией, а может служить выразительным дополнением к изображению сочных кактусов, рукотворных ковриков и даже бусого котенка.

Проще всего художник поступает с цветами: имея воображение и три гладиолуса, подаренных садоводом-любителем, Инна создает роскошный натюрморт. Ее также восхищают плоды земли и традиция изображения их в искусстве. Она не боится цитировать Мартироса Сарьяна. Великий армянин и кировчанка Инна настолько близки по темпераменту, что наша землячка может безошибочно отобрать в натюрморт предметы созвучные сарьяновской интонации и взять на палитре жаркий колорит.

Пристрастие к ярким полнокровным образам закономерно связывает творчество Инны Широковой с традициями декоративно-прикладного искусства. Необычен на выставке живописца раздел аппликации и вышивки на моделях одежды. То, что у Инны «своя мода», знает каждый, кто встречался с нею. У рукодельницы все, как у европейских кутюрье высшего класса, гардероб на машине не шьется. К тому же если вчера она была одета погородецки, то сегодня в духе японской гейши, а завтра напомнит нам о Египте. В этих оригинальных работах художника, как правило, отражается чувство стиля, сложившегося на протяжении столетий.

Экспрессия произведений Широковой не всем понятна, не каждый выдержит напор страсти, ощутимый в изломе формы и напряженном колорите. Но именно такой эмоциональный, конфликтный язык обрела она в самом начале творческого пути, когда оттолкнулась от сугубого соцреализма с его академической натуралистичностью. Сама эпоха — 60-е годы — позволила художнику сделать выбор и обратиться к народным корням в искусстве. Детство, проведенное на родине дымковского промысла, учеба близ центра хохломских росписей, поездки по северным деревням с инициативной группой друзей-художников, собирание предметов крестьянского быта, — все это в соединении с природными качествами характера сформировало неповторимую индивидуальность художника. За годы удачно сложившейся творческой жизни ее персональные выставки прошли в тридцати городах страны.

Можно ли критически относиться к любви? И нельзя ли полюбить себя такого, какой ты есть? Это же счастливое состояние, ощущение самоценности, когда нет разлада с самим собой. Инна Широкова — яркий и редкий цветок в венке вятских художников, не заметить ее нельзя, она — счастливый человек и художник. Пусть этот взгляд со стороны окажется достоверным!

Источник: http://art.rin.ru/cgi-bin/index.pl?id=95&art=403